ЧЕКУШКИНА Е. Н., ЧЕКУШКИН В. А., г. Саранск. «ИСТОКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТЬЮТОРСТВА ЗА РУБЕЖОМ».

Термин «тьютор» (tutor) английского происхождения. Его переводят в зависимости от контекста как «домашний учитель», «наставник», «опекун», «репетитор» или как глагол  – «воспитывать», «обучать, «наставлять», «сопровождать в образовании». Тьюторство как разновидность педагогической деятельности обязано своим появлением европейскому средневековому университету. Зарождение тьюторства относят к ХI веку, а окончательное оформление как сложившейся формы университетского наставничества – к XIV веку.

Классическое средневековье в культуре Европы – это период господства идеи ученичества во всех слоях населения. Идея жизни земной как подготовки к вечной загробной, определила идею ученичества у всех социальных сословий, идею учительского авторитета и примера. «Школьность» была присуща духовенству, рыцарству и цеховым.

Средневековые университеты являлись классической моделью цеха – городской корпорации учащихся (школяров) и учащих (профессоров и магистров).

Понятие «свобода» определяло ценностные ориентиры университетской жизни. Школяра, магистра, профессора связывало уважение к науке, а знание рассматривалось как механизм самореализации и творческой деятельности. Университетская среда была открытым культурно-образовательным пространством с множеством часто конкурирующих научных школ, учителей и академических авторитетов. Студент постоянно должен был выбирать свое направление, свою траекторию образования и действовал в парадигме самообразования и самоопределения.

Университетская корпорация объединяла людей из разных городов и даже стран по принципу «наука принадлежит всему миру». Их объединение было противоположно местной городской общине.

Привычное для нашего сознания выражение «alma mater»  («нежная мать» – термин канонического права и литургии) возник в XIV веке и связан с паломничеством представителей разных сословий в образовательные центры Европы (Болонья, Монпелье, Оксфорд, Париж, Саламанка и др.) и необходимостью обеспечивать им элементарную защиту в условиях враждебности некоторых горожан и властей. Это заставляло преподавателей и учеников объединяться в союзы и коллегии для защиты и взаимной помощи.

К XIV складывается и концепция университета. Он становится особым академическим учреждением со своей корпоративной культурой, активно взаимодействующей с городской (магистры как трудящиеся) и рыцарской (достоинства и ценность пера как шпаги) культурами. На рубеже XV-XVI веков в Европе работало 80 университетов с разными факультетами и численностью: от 904 человек в Краковском университете, до 4 000 – в Парижском.

В средневековых университетах традиционно существовало четыре факультета: подготовительный (факультет семи свободных искусств, в задачу которого в основном входила борьба с «кухонной латынью», т.е. обучение правильной латыни, как языку науки и образования) и основные – медицинский, юридический, теологический.

Распорядок университетской жизни значительно отличался от современного. Учебный план делался на весь учебный год, который делился на две части: с сентября – октября до пасхальных праздников (большой ординарный) учебный период; с Пасхи до конца июня – малый ординарный период.

Программное преподавание учебной дисциплины шло, главным образом, на ординарных и экстраординарных (необязательных) лекциях. В англосаксонском образовании (в отличие от немецкого) понятия «курс науки» не существовало. Значение книги определяло характер лекции и статус преподавателя. Обязательные книги (ординарные) представлялись на утренних лекциях, которые шли с начала светового дня до 9 часов утра. Экстраординарные книги читались и комментировались на вечерних лекциях. Ординарные или экстраординарные преподаватели представляли на часовой или двухчасовой лекции различные варианты текстов книг и давали свои толкования и разъяснения. Школяры следили за лектором по своим экземплярам книг. Книги были большинству слушателей не по карману: их либо брали в университетской библиотеке, где университеты собирали образцовые тексты, либо напрокат.

В XIII веке появляется термин «репетитор». Именно репетитор занимался со студентом повторением и толкованием части прочитанного, разбором комментариев к текстам. На занятиях с репетитором школяр готовился к еще одной форме университетских занятий – диспуту.

Диспутам придавалась огромная значимость в средневековой дидактике. Эта форма во многом определила схоластику как «школьную философию». Диспут как метод обучения, опирался на формальную логику Аристотеля и технику Пьера Абеляра: «за и против». В диспутах оттачивалось красноречие, умение применять полученные знания, оперировать мнением авторитетов и т.д.

По окончании обучения студент выдерживал экзамен, на котором демонстрировал знание книг и доказывал участие в 9 диспутах. Первой ученой степенью была степень бакалавра (буквально – холостяк). Дальше следовала двухлетняя стажировка (ассистирование магистру), затем у бакалавра появлялось право преподавания (лиценциата), а еще через полгода – степень магистра.

Это продвижение затруднялось тем, что часто университеты не заботились о единообразии курсов, которые слушали студенты. Профессор был волен в выборе книги, которую читал и комментировал, а студент – в выборе лектора. Требования университета школяр часто узнавал только перед экзаменом. Эта ситуация и определила функции тьютора: посредничество между школяром и профессором; помощь, сопровождение самообразования студента.

Культура тьюторства формировалась параллельно с привычной нам культурой академического преподавания и обучения. Тьютор готовил школяра к академическим лекциям к диспутам, руководил выбором учебных книг, обдумывал с воспитанникам распорядок учебного дня, помогал выделить наиболее важные лекции. Подобное кураторство распространялось и на руководство учебными упражнениями школяров и в каникулярное время. Часто тьюторы организовывали коллегиальные чтения даже при отсутствии лекций профессоров по определенным направлениям.

У тьютор была небольшая группа подопечных. В истории педагогики говорят о «тьюторских классах», но и в них занятия со школярами шли индивидуально.

Тьюторами, как правило, выступали либо лиценциаты, либо магистры. Пройдя через университетское обучение, они передавали свой опыт самообразования, оставаясь университетскими учеными вели научные изыскания и публиковались.

В XVII веке тьютор становится обязательным субъектом процесса университетского образования. Студенты определяли с ним учебное расписание, приоритетные лекции и практические занятия, круг учебной литературы. Тьютор нес профессиональную ответственность за готовность каждого студента к экзаменам. Функции учебного консультанта дополнялись задачами воспитания. Тьютор не только готовил подопечных к экзаменам, но и следил за их прилежанием и нравственностью. Ему принадлежала роль советчика, наставника и доверенного лица в университетском сообществе.

Тьютор становится привычной фигурой европейского образования, а в английских университетах вытесняет фигуру профессора.

В университетах Соединенных Штатов Америки тьюторские функции реализуют специалисты, которых называют «ассистенты» или «инструкторы»

Уже в XVIII веке строго индивидуальный подход тьютора к обучающемуся определил расширение границ понятия от университетского наставника до всякого, обучающего и сопровождающего процесс обучения отдельного ученика: королевского наставника, домашнего учителя, гувернера, бонны.

Длительная история определила устойчивость профессиональных требования к тьютору. В их основе – абсолютный профессиональный авторитет и контакт с учениками. В 1976 году в Британском открытом университете эти требования были выражены через следующие позиции: тьютор способен к профессиональной саморефлексии и анализу своего опыта самообразования; подает личный пример, помогая поддержать рабочую и учебную среду взаимоуважения, и создать комфортную психологическую обстановку;  содействует обучению, помогая всем учащимся эффективно общаться и внимательно слушать, с тем, чтобы направлять их на пути к достижению их учебных целей; руководит учащимися, помогая им полнее включиться в образовательный процесс, содействуя принятию решений, помогая в выборе подходящей информации, достижении целей, а также предлагая задумываться над собственным учебным процессом, и рекомендуя способы его улучшения; управляет процессом обучения, следя за успехами ученика, его деятельностью и качеством работы, и помогает решать возникающие сложности [3].

Таким образом, корни первой тьюторской практики ученые относят ко времени появления первых европейских университетов. Как пишет Н. В. Рыбалкина, если строить точную генеалогию, феномен тьюторства происходит из Великобритании и зародился примерно в XIV веке в классических английских университетах – Оксфорде и Кембридже [2].

Исследователи истоков тьюторства отмечают, что университетская среда представляла собой открытое культурное и образовательное пространство, в которой тьютор был фигурой, помогающей выстраивать образовательную траекторию, реализовываться в творчестве и деятельности, самоопределяться. Тьютор осуществлял функцию посредничества между свободным профессором и свободным студентом. Главным в получении университетского уровня образования был процесс самообразования, и тьюторство изначально выполняло функции его сопровождения. Тьютор не приобретал для этого никакого специального педагогического образования, он передавал свой опыт самообразования, владел техниками рефлексии [1].

Таким образом, на сегодняшний день термин «тьютор» получает все большее распространение в российском образовании, а профессия становится популярной. Несомненно, тьюторство, заимствованное за рубежом, не может быть применено к нашим учащимся в своем неизменном виде. Российские тьюторы осуществляют образовательную деятельность с учетом специфики отечественного образования. В современном образовательном пространстве созданы условия для того, чтобы профессия «тьютор» развивалась и занимала все более прочные позиции в российском образовании.

 

Список использованных источников

 

  1. Абрамовских, Н. В. Тьюторство: история и современность /
    Н. В. Абрамовских, Е. А. Казаева. – Текст : непосредственный // Вестник Шадринского государственного педагогического университета. – 2013. – № 3 (19). – С. 156–162.
  2. Рыбалкина, Н. В. К истории тьюторства / Н. В. Рыбалкина. – Текст : непосредственный // Тьюторство: концепции, технологии, опыт. Юбилейный сборник, посвященный 10-летию тьюторских конференций. 1996–2005. – Томск: Принт, 2005. – 205 с.
  3. Старикова, О. Г. Тьюринг как стратегический вектор «европейского измерения» высшего образования / О. Г. Старикова. – Текст : непосредственный // Образование. Наука. Инновации: Южное измерение. – 2010. – № 1 (11). – С. 45–50.

 

Запись опубликована в рубрике Роль культурного наследия в реализации содержания образования в условиях полиэтнического региона. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий