НУРАЕВА А. Н., г. Саранск. «РИЗА ФАХРЕТДИН В ИСТОРИИ ТАТАРСКОГО ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВА».

Имя Ризы Фахретдина (1859—1936гг) занимает весьма значимое место среди выдающихся татарских просветителей. Он был для татар исламским ученым, общественно-политическим деятелем, религиозным реформатором, историком и журналистом. Уже в первой трети XX века Риза Фахретдин становится одним из виднейших теологов мусульманского мира. Являясь идеологом мусульманской модернизации и ведущим богословом, он заслуженно пользовался авторитетом во всем мусульманском мире.

Ризааддин Фахретдин родился в 1859 году в деревне Кичу Чаты Бугульминского уезда Самарской губернии, в семье муллы. Получил образование в мектебе своего отца, затем продолжил обучение в медресе деревни Тубен Шельчели в том же уезде. В эти же годы впервые познакомился с творчеством татарских религиозных реформаторов Курсави и Марджани, а также мусульманских религиозных реформаторов Афгани и Абдо, работы которых оказали большое влияние на формирование его мировоззрения.

Свои религиозно-мировоззренческие взгляды изложил в работах «Дини вэ иджтимагый мэсьэллэр» («Религиозные и общественные проблемы») 1914 года; «Джавами калим шархи» («Комментарии к сборникам хадисов») 1916 года. В этих сочинениях Фахретдин рассматривал проблемы реформирования мусульманского мира в Новое время, отстаивал совместимость ислама и науки, призывал вернуться к первоначальному «чистому» исламу, без позднейших средневековых наслоений, пропагандировал новометодное религиозное образование, нравственные устои религиозного воспитания в семье, равноправное положение женщины и мужчины в семье и в социальной жизни.

 

Риза Фахретдин много занимался издательской деятельностью. Был заместителем редактора газеты «Вакыт» («Время»), главным редактором журнала «Шура» («Совет»), который выходил до 1917 года. После смерти муфтия Галимджана Баруди в 1921 г. был избран на должность муфтия Духовного управления мусульман внутренней России и Сибири. В 1926 году принимал участие в работе Всемирного мусульманского конгресса в Мекке и был избран заместителем председателя Всемирного конгресса, что явилось признанием его общественной и творческой деятельности во всем мусульманском мире.

Риза Фахретдин поднял на качественно новый уровень просветительство. Им был издан 14-томный энциклопедический труд «Асар» («Деяния»), в котором были собраны биографии наиболее известных авторитетных теологов и общественных деятелей мусульманского мира; «Болгар тарихы» («История булгар»), «Болгар вэ Казан тореклере» («Булгарские и казанские тюрки») — по истории татарского народа. Он популяризировал просветительские идеи (педагогическая деятельность — джадидизм, усвоение прогрессивного наследия русской, западноевропейской мысли, критика схоластики, средневековых форм воспитания, обращение к истории татарского народа) на страницах своих многочисленных книг по исламской теологии, истории, языкознанию, педагогике (более 150) и на страницах журнала «Шура». Риза Фахретдин — автор многочисленных учебных пособий, пользовавшихся большой популярностью во многих медресе Урало-Поволжского региона.

Под реформаторством следует понимать именно мусульманское реформаторство, которое, в отличие от «реформации» христианской, имеет свои, присущие только ей отличия. Так, если Реформация в Европе проходила в совершенно другую историческую эпоху (Средневековье), и коренным образом затрагивала основы религии и ее догмы, то задачи мусульманского реформаторства сводились к изменениям устаревшего средневекового понимания ислама, реформированию религиозного мировоззрения верующих и наполнению сознания мусульман, как справедливо подчеркивает современный исследователь Айдар Юзеев, «новым содержанием для подключения основной их массы к общественному прогрессу». Вокруг обсуждения религиозно-мировоззренческих вопросов наметилось сильное противостояние между консерваторами-кадимистами и джадидами. Эти дискуссии сыграли большую роль в эволюции мировоззрения татарского народа: от средневекового религиозного схоластического к новому религиозно-реформированному мировоззрению, которое отражало рост национального самосознания в условиях новых реалий.

Необходимость реформирования ислама в Поволжье и Приуралье была связана не только с социально-экономическими причинами, но и с активизацией в конце XIX в. политики христианизации края. В условиях, когда православные миссионеры, лидеры которых (Ильминский и Победоносцев) имели неплохую теоретическую подготовку по исламоведению, национальные религиозные деятели уже не могли довольствоваться средневековой схоластической теологией, обсуждавшийся на меджлисах (собраниях) в богословских спорах и дискуссиях. Необходима была популяризация нового знания и наследия татарских религиозных реформаторов: Габденнасыра Курсави (1770—1812), Габдрахима Утыз-Имяни (1754—1834) и Шигабутдина Марджани (1818—1889), известных арабо-мусульманских религиозных реформаторов Джамаль ад-Дина Афгани (1838—1897), Мухаммада Абдо (1849—1905), стремившихся привести религию в соответствие с новыми общественно-политическими отношениями и пропагандировавших идеи обращения к раннему исламу, совместимости ислама и современной науки и, соответственно, необходимости усвоения европейской науки и знания.

Консервативное (кадимисткое) духовенство выступало против религиозных реформаторов, выставляя их как врагов ислама, деятельность которых будто бы ведет к подрыву основ религии. Часто консерваторы писали доносы или прибегали к более «радикальным» методам, например, когда Курсави в Бухаре местными фанатиками был приговорен к смертной казни. Кадимистов поддерживало Оренбургское духовное собрание мусульман России, учрежденное в 1789 году и контролируемое правительством, которое фактически отражало политику правительства в отношении мусульманского населения и полностью пыталось его контролировать.

Татарское религиозное реформаторство после российской революции 1905—1907 годов было качественно иным, чем реформаторство XIX века. Фахретдин, Баруди и Биги искали пути развития религии в новых условиях, не просто писали о необходимости вынесения религиозный суждений по общественно-правовым вопросам, а обосновывали формирование российского гражданского общества, главным образом татарского, канонами ислама.

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

 

  1. Роднов М.И. Семья Р. Фахретдинова по материалам земской переписи
    1900–1901 гг. // Проблемы башкирской, татарской культуры и наследие Ризы Фахретдинова: Материалы межрегионального симпозиума (13 мая 2005 г.). Уфа, 2016. — С. 15 – 20.
  2. Хайруллин А. Ризаэтдин Фахретдин (1859-1936) / Татарские интеллектуалы: исторические портреты / Сост. Р. Мухаметшин. – 2-е изд., Казань: Магариф, 2015. – 271 с.
  3. Шакуров Р. З. Фахретдинов Риза (Ризаитдин) Фахретдинович. // Башкортостан: краткая энциклопедия. — Уфа: Башкирская энциклопедия, 1996. — 672 с.
Запись опубликована в рубрике Роль культурного наследия в реализации межнациональных и межконфессиональных отношений в контексте диалога культур.. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «НУРАЕВА А. Н., г. Саранск. «РИЗА ФАХРЕТДИН В ИСТОРИИ ТАТАРСКОГО ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВА».»

  1. Gulnara Almyasheva говорит:

    В статье раскрываются основные положения религиозно-нравственного наследия выдающегося татарского просветителя, общественного и религиозного деятеля Ризаэддина Фахреддина. Целью работы является поиск решения современных духовно-нравственных проблем в трудах просветителя.
    Автором отмечается, что многогранная научная, религиозная деятельность ученого-энциклопедиста пронизана идеями просветительства. Оценивается роль Р. Фахретдинова в реформаторской деятельности в сфере национального просвещения.
    Тема данной статьи представляет собой большой интерес.

Добавить комментарий