Иванщина П. Ф., г. Саранск. «Зарождение библиотечного дела в Мордовском крае в XVIII–начале XIX вв.»

Одним из показателей уровня интеллектуального потенциала народа является наличие библиотек. В свою очередь, распространение библиотек и книг среди населения связано с развитием грамотности. По некоторым данным, к концу XIX в. Грамотность Ардатовского уезда Симбирской губернии составляла 9,52 %, женской – только 2,28, Спасского уезда Тамбовской губернии – соответственно 11,90  4, 48%, Саранского уезда Пензенской губернии – 16,40 и 1,75, Наровчатского уезда – 10,10 и 3,60 %, Краснослободского уезда – 6,70 и 0,60%, Инсарского уезда Пензенской губернии – 5,96 и 1,73 %  [2, с. 73].

Плачевное положение с грамотностью мордвы складывалось и в других регионах, например, в Башкирии в 1897 г. Из 37 289 человек мордовского населения грамотными были лишь 3 093 человека или 8,3 %. Вместе с тем грамотность мордвы была выше, чем у других финно-угорских народов края (в частности, марийцев – 3,3 %, удмуртов – лишь 1,9 %). Поэтому утверждение многих исследователей о том, что мордва являлась самой отсталой среди народов России, не совсем корректно.

Таким образом, наибольшее число грамотных среди мужчин (16,4%) было в Саранском уезде Пензенской губернии. Среди женщин высокая грамотность отмечалась в Спасском уезде Пензенской губернии – 3,6 % [2, 76].

Естественно, библиотеки играли важную роль в развитии грамотности среди населения, в том числе инородцев: они способствовали закреплению навыков чтения, полученных в церковно-приходской или земской школе.

Появление библиотек в мордовском крае датируется второй половиной XVIII в. И связано с общероссийскими реформами в области образования, проводимыми императрицей Екатериной Великой, а также с деятельностью отдельных представителей русской культуры. Именно в это время получили развитие народное образование, книжное дело (как в центре России, так и в ее провинциях), журналистика, литература, начали формироваться первые личные библиотеки, которые имели светский или религиозный характер в зависимости от профессиональной деятельности их собирателей.

В XVIII в. частной типографией владел Н. И. Новиков, известный просветитель, писатель, журналист, сыгравший значительную роль в распространении книги в России. Однако больше всех прославилась Рузаевская типография Николая Еремеевича Струйского, ее книжные произведения сохранились до наших дней. Во второй половине XVIII  в. эта типография считалась лучшей в Европе, поэтому книги, изданные в ней, в 1914 г. Попали на международную выставку печатного дела. Как отмечал В. Пикуль, «очевидно, это была первая в России Крепостная типография, выпускавшая истинные шедевря машинного тиснения. Лучшие русские ставки, узоры и рамки, чтобьы украсить ими выпускаемые книги». Рузаевские издания по изяществу и добротности работы смело соперничали с лучшими изданиями европейских типографий. Вот почему Екате6рина II одаривала иностранных послов рузаевскими книгами. Правда Н. Е. Струйский печатал в основном свои произведения и тех авторов, которые ему нравились, в том числе князя Ивана Михайловича Долгорукого, вице-губернатора Пензенской губернии, но не занимался продажей книг, а дарил их друзьям и знакомым. Поэтому они сыграли не столь важную роль в подъеме культуры провинции [1, с. 123].

Очень мало мы знаем о личной библиотеке Н. Е. Струйского. Известно, что он собирал не только произведения, изданные его типографией, в его библиотеке имелись уникальные издания по многим отраслям знаний. В частности, в отделе книжного фонда Пензенского областного краеведческого музея хранится уникальное издание Петровской эпохи «География генеральная небесный и земноводные круги купно с их свойствами и действами в трех книгах описывающая переведена с латинского на российский и напечатана в Москве с повелением царского пресветлого величества Лета Господня 1718 в июне», на котором имеется владельческая надпись Н. Е. Струйского.

Вместе с тем, в связи с расширением книгоиздательства в России, и особенно благодаря деятельности Н. И. Новикова, в мордовской провинции многие его издания попадали в крупные личные библиотеки священников и дворян. Так, в библиотеке Платона Богдановича Огарева, действительного статского советника, отца Николая Платоновича Огарева, в поместье Новое Акшино можно было найти произведения античных классиков и русских писателей XVIII – начала XIX в., немецких и английских романтиков, запрещенную литературу.

В описи Акшинской библиотеки Н. П. Огарев 1840-х гг., находящейся в Пензенском областном архиве, отмечено 35 запрещенных по политическим соображениям изданий, которыми он пользовался, включая произведения о Великой французской революции, о засилье немцев в России, по истории моральных доктрин и др.

Извесвтно, что Н. А. Тучкова-Огарева, правопреемница наследства          Н. П. Огарева, часть книжной коллекции (1 000 т.) пожертвовала фонду Лермонтовской публичной библиотеки Пензы. В настоящее время она является одним из богатейших книгохранилищ Поволжья: ее фонды составляют более     2 млн экз. книг, патентов, описаний изобретений, нот, пластинок, около 500 названий газет и журналов.

Обширной была библиотека графа Александра Ивановича Румянцева в вотчинном селе Чеберчине, большую часть которой составляла мемуарная литература. Его внук Н. П. Румянцев, сын известного плководца Петра Александровича, также был библиофилом и просветителем [4, с. 47].

Достаточно известна библиотека дьяка Макара Артемьевича Полянского, находившаяся в пригородном селе Макаровка. В Республиканском краеведческом музее имени И. Д. Воронина хранится напрестольное Евангелие в сребропозлащенном окладе с гравировкой – вклад помещиков Полянских в Макаровский погост ( начало XVIII в.).

Профессор И. Д. Воронин упоминает личную библиотеку                           В. Н. Богданова, земского врача  общественного деятеля Темниковского уезда Тамбовской губернии, которая по наследству перешла его сыну Николаю Владимировичу Богданову, писателю. В личной библиотеке В. Н. Богданова было много старинных изданий.

Небольшие личные библиотеки имели многие священники монастырей мордовского края, например, у отца Киприана (Сакровская Успенская пустынь) в библиотеке было 49 книг разных названий. Тем не менее его библиотека вызывает большой интерес, поскольку наряду с богословской литературой и житийными текстами в ней имелись рукописные и печатные книги. Даже краткое перечисление их названий говорит о широких взглядах и потребностях отца Киприана: «Псалтырь», «Минеи праздничные», «Новый завет», «Библия», «Минеи общие», «Устав воинский».

В личной библиотеке строителя иеромонаха Исаакия находилось 82 издания, из них 31 рукописное, в том числе «Письма Тихона Задонского», кроме того, здесь были все сочинения архимандрита Макария, в 3 томах, письма к старообрядцам, писаные в Саровской пустыни, и др.

Формирование личных библиотек духовенства происходило частично за счет изъятия книг из монастырских библиотек, частично за счет пожалований и подарков, а также благодаря личным приобретениям. Многие священники сами составляли тематические сборники, переписывая книги.

Надо отметить, что если в XVIII в. в личных библиотеках духовенства концентрировалась в основном богослужебная, богословско-догматическая, философская, житийная литература, а историческая была представлена изданиями по истории христианства и православной церкви (например, «Начертания церковно-библейской истории в пользу юношества»), то с начала XIX века стали появляться книги по гражданской истории (в частности, «Российская история от Рюрика до дней ныне благополучно царствующего государя Императора Александра I Павловича» [с. 89].

Основным потребителем книги в провинции в конце XVIII – начале XIX в. было преимущественно дворянство.

Частные библиотеки открывались и позднее. К ним можно отнести книжные собрания судьи и земского начльника 3-го участка Саранскогоу езда Петра Алексеевича Олферьева в с. Уда и г. Саранске, Е. Н. Кикина в с. Трофимовщина Саранского уезда. Как отмечает, И. А. Кубанцева, по инициативе П. А, Олферьева 29 мая 1898 . в г. Саранске была открыта народная бесплатная библиотека. Какова ее судьба, неизвестно.

Следует отметить, что первые известные просветительные учреждения средневековой мордвы – библиотеки – появились при монастырях. Они являлись книгохранилищами, обслуживавшими монахов и священнослужителей монастырей.  Такие монастыри, как Воскресенский (Новый Иерусалим), Троице-Сергиева лавра и др., отправляли книги и иконы в Кадом, Темников, Краснослободск.

С. Б. Бахмустов основание храмовых и монастырских библиотек в мордовском крае относит к концу XVI в. Несмотря на то, что ранних сведений о наличии церковных книг в то время не сохранилось, по его мне6нпию, это не означает их отсутствие.

Довольно большой была библиотека Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря (ныне Темниковский район). Хронологически ее формирование можно отнести к концу XVIII в. Наряду с богословской литературой и житийными текстами здесь были рукописные книги, имеющие большую научную ценность.

Уникальная по содержанию библиотека существовала в Краснослободском Предтечинском монастыре, где были очень редкие книги. Организатором этой библиотеки выступил настоятель обители архимандрит Иосиф – книжник и собиратель [1, с. 56].

Богаче по содержанию библиотека существовала в Краснослободском Спасо-Преображенского монастыря. Краевед Г. П. Петерсон описывал ее так: «Для любителя и знатока старинной церковной письменности большой интерес представляют рукописные книги, происхождение которых относится к первой половине XVII в., таких книг в монастырской библиотеке множество».

К сожалению, с закрытием монастырей в 1930-е гг. книжные коллекции были частично уничтожены, а небольшая их часть оказалась в различных организациях: музеях Темникова и Саранска, библиотеке НИИ гуманитарных при Правительстве Республики Мордовия, Центральном государственном архиве Республики Мордовия.

Особый интерес представляют библиотеки городских врачей                    Г. П. Петерсона из Саранска и земского врача уездного города Ардатова                   А. П. Воскресенского, который при открытии Ардатовской библиотеки для ме6дицинских  работников пожертвовал в ее пользу из личной библиотеки книг на 200 руб [3, с. 236].

Таким образом, к середине XIX в. на территории уездов, вошедших впоследствии в состав Мордовии, налицо формирование зачатков библиотечной системы, включавшей разные виды библиотек, продолжали развиваться монастырские библиотеки, церковные – при церковно-приходских школах, библиотеки учебных заведений.

 

Список использованных источников

 

  1. Бахмустов, С. Б. Из истории духовной культуры мордовского края / С. Б. Бахмустов. – Саранск, 2006. – 205 с.
  2. Житаев, В. Л. Культурно-просветительская деятельность в Мордовии / В. Л. Житаев. – Саранск, 2006. – 309 с.
  3. Кокорева, Н. В. Становление и развитие внешкольного образования на территории Мордовского края / Н. В. Кокорева, Т. И. Пашутина // Страницы истории образования в Мордовском крае: постреволюционный период. – Саранск, 2003. – 349 с.
  4. Никулин, В. И. Пензенское земство. Уроки культурно-просветительской деятельности / В. И. Никулин. – Пенза, 1996. – 287 с.
  5. Киселев, А. Л. Социалистическая культура Мордовии / А. Л. Киселев. – Саранск, 1959. – 243 с.
Запись опубликована в рубрике Просветители и просветительство в Среднем Поволжье.. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий