Лукина В. А., Масеева Н. С., г. Саранск. «Крестьянские волнения на территории Краснослободского уезда».

Одним из малоизученных эпизодов в историческом развитии края, на наш взгляд, является тема крестьянской войны второй половины XVIII века.

Известно, что в это время произошли большие перемены в положении дворянства и крестьян. Привилегии дворянства, распространившиеся на все сферы общественной жизни, достигли высшей точки. В 1762 году, согласно императорскому указу, оно было освобождено от военной и государственной службы, до того считавшейся обязательной. Этот указ «О вольности дворянской» открывал феодалам широкие возможности для хозяйственных занятий в своих имениях. Крепостное крестьянство было низведено до положения рабов. Произвол дворян – крепостников достиг крайних пределов.

Всё это в совокупности вызывало многочисленные крестьянские волнения в стране, которые в 70-х годах XVIII в. вылились в крестьянскую войну под руководством Е. И. Пугачёва [1, с. 125].

Как же протекало крестьянское восстание на территории Краснослободского уезда и какие слои населения принимали в нём активное участие? Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к материалам генерального межевания (1782 – 1797гг.) и материалам 3, 4 и 5 ревизий, проводившихся с 1762 по 1796 год [3].

К концу XVIII века, по материалам пятой ревизии, население уезда составило уже 29585 человек. Крестьянство уезда было неоднородно по своему составу. Большая группа крестьян описываемого периода относилась к дворцовым. По материалам этой же ревизии, она включала 8764 человека, или 39,4 процента всего населения. Довольно большой процент населения (22,3), или 4961 человека мужского пола, относился к государственным крестьянам. Они несли все тяготы и налоги непосредственно в пользу государства. Их доля была настолько тяжела, что наблюдалось стремление к переходу в крепостные. Кроме дворцовых и государственных, в уезде было небольшое число экономических крестьян: 2161 человек.

Второй и немаловажной особенностью уезда был небольшой процент (по сравнению с другими уездами) крепостных, или помещичьих крестьян: 28,6 процента всего населения.

Небольшая группа посессионных крестьян обслуживала, как впрочем и экономические, три железоделательные завода.

Ещё одной особенностью края являлось применение вольнонаёмного труда на винокуренных заводах [2, с. 67].

Все категории крестьян и работные люди уезда, доведенные до ожесточения, с нетерпением ждали «государя Петра Фёдоровича».

По мере продвижения Е. Пугачёва к Саранску, всё более неспокойно становилось и в Краснослободском уезде. Особенно неуютно чувствовали себя помещики, воеводы и царские чиновники. Краснослободский уезд, к этому времени был достаточно большим по территории и поэтому был разделён на волости: Краснослободскую и Маколовскую. Восстание первоначально вспыхнуло в восточной части уезда, в Маколовской волости, в которую входило 13 селений.

По окладным книгам за 1774 год (материал приводится в статье и. Беляева) мы можем назвать несколько сел: Мордовские Полянки, Мокшалей, Козловка, Никольское, Архангельское, Ново-Никольское (Синдрово), Федоровка и другие. Среди крестьян Маколовской волости, подобно степному пожару, разнеслась молва, что государь идёт в Саранск и что намерен истребить ненавистных господ, что надо вести к нему помещиков, попов «для повешенья» и что за каждого обещана награда до 25 рублей [4].

Некоторые крестьяне деревень Фёдоровка и Мокшалей отправлялись в Саранск для того, чтобы поступить в казаки. Марксистские историки, анализируя причины поражения восстания, обычно одной из главных называют отсутствие программы у восставших. Ещё одной особенностью восстания в мордовском крае являются более сильные элементы организации. Свидетельством тому служат хотя бы «указы» и «манифесты» ставки                 Е. Пугачева, в частности, манифест от 28 июля 1774 года, объявленный жителям г. Саранска [2, с. 81].

Этот манифест был разработан в Саранске штабом Пугачева, он венчал труды пугачёвской ставки по выработке идейной платформы движения. Это была своеобразная программа восставших периода 1774 года. Манифест освобождал крестьян от крепостной зависимости и навечно переводил их в казаки – независимое сословие, которое являлось бы идеальной формой общественного устройства свободных людей.

Тем временем пламя восстания целиком охватило всю восточную часть Краснослободского уезда. Опираясь на отряды восставших, крестьяне сёл уезда расправляются со своими помещиками, представителями царской администрации, заводчиками. Действия повстанческих отрядов на территории Краснослободского и Темниковского уездов были настолько внушительными, что воевода города Кадом Мамонтов просил у правительства «прислать как наискорее возможно тысячную команду с пушками» [4].

Захватив в Краснослободске пушки и боеприпасы, повстанческий отряд под руководством Петра Евстафьева пошёл на Тамбов. Озлобление против дворянства было настолько сильно, что крестьяне собирались группами и устраивали облавы.

Краснослободская воеводская канцелярия, которая образовалась после первого ухода отряда Естафьева на Темников, бездействовала, хотя, впрочем, посылала прошение за прошением с просьбой прислать воинскую команду.

Восстание после этого переместилось в Троицк. Здесь был создан отряд под предводительством дворового человека Кузьмы Егорова – воеводы Столковского, Дмитрия Петрова – дворового управителя дворцовых сёл Половинкина. Был сформирован отряд в две тысячи человек из крестьян окрестных сёл [4].

Воинской команде в жестоком бою удалось разгромить восставших. Некоторое число их было схвачено, их доставили в Краснослободск. Правительственная администрация террором наводила порядок. Возле Краснослободска и тех сёл, где были восставшие, поставили виселицы, колесо и глагол (виселица в форме буквы «Г» для повешения за ребро).

6 ноября 1774 года граф Панин утвердил присланный список лиц, прямо или косвенно принимавших участие в восстании. В зависимости от участия в нём крестьяне приговаривались к смертной казни и различным наказаниям. Некоторых, вина которых была не особенно велика, били кнутом и урезали уши, другим доставалось несколько десятков ударов кнута.

По всем дорогам и на горе, особенно на Шаверской, были расставлены виселицы с казнёнными и видны они были на 20 вёрст.

Таким образом, исходя из немногочисленных документов, можно сделать вывод, что крестьяне и работные люди Краснослободского уезда принимали активное участие в самом крупном и грозном восстании крестьянства в феодальной России. Существующие немногочисленные источники позволили приоткрыть ещё одну страничку истории нашего края.

 

Использованные источники:

  1. Бахмустов, С. Б. Разорванное ожерелье / С. Б. Бахмустов, В. И. Лаптун.– Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1991. –256 с.
  2. Котков, К. А. Крестьянские движения на территории Мордовии во второй половине XVIII века / К. А. Котоков.– Саранск: Мордов. изд-во, 1949.– 144 с.
  3. Пугачёвский бунт. Из истории крестьянской войны XVIII в. на территории Краснослободского уезда. [Электронны ресурс] Режим доступа: http://kc13.ru/publ/istorija/kraevedenie/pugachjovskij_bunt/14-1-0-46
  4. Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА), Госархив, разр. VI, XVI.
Запись опубликована в рубрике Роль культурного наследия в реализации общественно-политического и социокультурного аспектов в исторических исследованиях.. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Лукина В. А., Масеева Н. С., г. Саранск. «Крестьянские волнения на территории Краснослободского уезда».»

  1. Masha Vlasova говорит:

    Статья «Крестьянские волнения на территории Краснослободского уезда»,заинтересовала меня тем,что в ней подробно описывается процесс востания Пугачева и влияние его на территорию Краснослободска и его окрестностей.Она дает нам четкое понимание происходившего.Хочется поблагодарить авторов статьи за информативность.Работа очень-очень полезна не только для школьников ,студентов ,но и для обычных людей ,которые ,возможно,об это и не знали.
    Спасибо!

Добавить комментарий